Александр Спесивцев

Российские технологии должны занять достойное место в нашей стране

Интервью с Александром Спесивцевым:

Без любви к делу бизнес не построишь, уверен Александр Спесивцев, председатель Совета директоров компании СКАНТЕК. Выпускник МИРЭА, увлеченный программированием и математикой, вместе с единомышленниками основал предприятие еще в 1992 году. Любовь к собственному детищу не угасает вот уже 25 лет и вдохновляет на постоянное развитие. В ходе интервью Александр рассказал о своем профессиональном пути и поделился советами с начинающими предпринимателями.

По какой специальности Вы окончили МИРЭА и как вспоминаете студенческие годы?

Я поступил в институт в 1973 году, на специальность АСУ, кафедра Автоматизированные системы управления. Я помню, деканом факультета тогда был Николай Васильевич Петропольский, а кафедру возглавлял Лев Михайлович Твердин. Тогда институт находился на 5-й улице Соколиной горы. Наша группа называлась АС-1-73. Мы до сих пор активно переписываемся, институтское братство в МИРЭА весьма сильное. К сожалению, наши личные встречи – большая редкость, жизнь разбросала нас по всему земному шару: США, Канада, Израиль …

О МИРЭА с уверенностью могу сказать, что институт очень хороший, сильный. У нас были ведущие преподаватели: Заруди, Панченко, Крючкович, Буренков, Сирота, Гапошкин, Коган, Пустовалов, Калиш, Леонович. Очень запомнились Александр Григорьевич Кисунько (просто от Бога математик), Элеонора Львовна Сперанская, которая иногда вела у нас семинары. Это люди, которые формируют профессиональную и личностную направленность у студента и «заражают» увлечением своей предметной областью. Математика мне в итоге стала ближе, чем программирование. Даже диссертация была не совсем техническая, а больше с математическим уклоном.

Как после окончания вуза складывался Ваш путь в профессии?

После пяти лет учебы последовало распределение. Группа АС-1, в которой я учился изначально, имела условно свободное распределение по отраслям. А ребят из группы АС-2 направляли в На­уч­но-ис­сле­до­ва­тельс­кий институт ав­то­ма­ти­чес­кой аппаратуры, директором которого в то время был академик В. С. Семенихина (а сегодня институт носит его имя). На пятом курсе я перевелся в группу АС-2, для того чтобы попасть именно в НИИАА. Там я защитил диссертацию, работал в должности сначала младшего научного сотрудника, потом старшего научного сотрудника, начальника сектора.

Что подвигло Вас после работы в государственной организации к созданию собственной компании?

Наступил 1992 год, сложное для страны время. Непонятны были перспективы финансирования НИИ, к тому же незадолго до этого скончался академик Семенихин. Пьянящее чувство свободы, которое прорвалось в то время в Россию, не то чтобы вскружило голову, но увлекло перспективами свободного творчества. На этой волне мы (я и еще четверо ведущих специалистов: Алексей Крутиков, Владимир Серегин, Владимир Вегнер и Владимир Сидоров,) решились покинуть НИИАА. Из 5 человек двое (я и Владимир Сидоров) были выпускниками МИРЭА.

Наша группа влилась в первое совместное российско-американское предприятие «Диалог», которое занималось торговлей компьютерами и разработкой программного обеспечения. Кстати, в недрах «Диалога» зародилось много известных сегодня программных продуктов, включая антивирус Касперского.

Владельцы «Диалога», Петр и Татьяна Зреловы, и поручили нашей группе создать методический материал для стандартизации всего цикла реализации программного обеспечения СП «Диалог»: от проектирования до продаж, а также требования к различным характеристикам программного обеспечения. В итоге мы все это сделали, и даже сверх того, что требовалось. Прошел год, мы стали более коммерчески образованными и начали понимать, как нужно вести самостоятельный бизнес. Мы мягко расстались с Петром и Татьяной и основали собственное предприятие.

Главным «движком», который нами управлял, была идея, чтобы в России остались программисты. В то время наблюдалось массовое движение «умов» на Запад, в т.ч. и программистов. Но, видимо, в связи с тем, что НИИ автоматической аппаратуры работал на оборонку, у нас чувство патриотизма было выше среднего, и мы не покинули страну. Еще работая в «Диалоге», мы создали неформальное объединение 2b programmers group. От имени этого объединения были опубликованы ряд книг по программированию и защите информации. Одна из задач 2b Programmers group состояла в том, чтобы показать, что в России есть талантливые программисты, способные решать любые задачи в области программирования.

Я уверен, что российские таланты в области программирования ничем не уступают западным. Российские технологии должны занять достойное место в стране и в мире. Если есть в России что-то (неважно: помидоры, танки или программные продукты), которые сравнимы по качеству с зарубежными аналогами, то грех падает на душу того человека, который принимает решение брать не российское. В условиях санкций, многие сферы, в том числе отечественные информационные технологии, обрели второе дыхание. Смею заверить, что даже если мы пока еще в чем-то не догнали западные технологии, то очень скоро догоним, сделаем лучше и перегоним. Поддерживать национальное производство (в т. ч. интеллектуальное) – это задача всех, кто живет в России, и единственный правильный путь для страны, которая хочет, занять достойное место среди мировых индустриальных стран-лидеров.  Конечно, речь идет не о полной изоляции, а, наоборот, о тесной кооперации западными партнерами, которые хотят с нами взаимовыгодно сотрудничать, причем так, чтобы в результате такого сотрудничества у нас сохранялась технологическая, продуктовая и др. независимости.

Я очень рад, что живу в России и меня окружают талантливые единомышленники. Это вдвойне приятно, когда твой коллектив не просто совместно зарабатывает деньги, но и когда он креативен. Это дает правильный жизненный настрой по отношению ко всему: к жизни, к людям, к семье, к будущему и прошлому. Такой настрой очень важен для человека, а в бизнесе – особенно, потому что он – жизнеспособный. В этом году наша компания отмечает 25-летний юбилей. За 25 лет компания, конечно же, прошла и через кризисы, и через трудные времена, но у меня остались в основном очень позитивные воспоминания от пройденного пути.

Как развивалась компания СКАНТЕК и что она представляет собой сегодня?

С 1992 года мы занимаемся разработкой систем с использованием смарт-карт. Мы вообще одна из первых российских компаний, которые, что называется, «принесли» в Россию смарт-технологии. Есть другие уважаемые компании, которые работают в этой же области, но наше преимущество в нашем опыте, который позволяет предлагать более продуманные и, я бы сказал, изящные решения. Мы создаем прикладное программное для смарт-карт и терминалов, также есть решение для процессинга. Эти компоненты можно использовать как по отдельности, так и в составе одной системы, в зависимости от проекта заказчика.

Надо отметить, что еще в 1996 году на нашей технологии SmartPay была создана локальная платежная система «АККОРД», в которую входило 22 российских банка регионального масштаба. В этом проекте впервые массово использовались отечественные устройства чтения-записи смарт-карт – наша совместная разработка с  зеленоградской компанией «Анкад». Эти устройства не только умели работать со смарт-картами, но также поддерживали зарубежные алгоритмы шифрования, и российский криптографический ГОСТ. Использование таких устройств позволило обеспечить банкам необходимый уровень безопасности при выполнении финансовых операций при невысокой стоимости и высокую ремонтопригодность оборудования. В рамках системы АККОРД было выпущено несколько миллионов карт, установлено порядка десяти тысяч платежных терминалов и несколько сотен банкоматов. Банки-участники были очень довольны. Однако в дело вмешались международные системы, весовые категории оказались неравными, и участники системы АККОРД были вынуждены мигрировать с локальных стандартов на международные. Мы при этом проявили лояльность и обеспечили им плавный технологический переход.  

Испробовав силы в банковском секторе, мы решили перенести свой опыт в области смарт-технологий на так называемые «вертикальные» рынки, а именно – на сети АЗС. Для этого рынка мы предлагаем терминальное приложение SmartEngine и два апплета для JAVA-карт - PAYCORN и LoyApp. Эти программные продукты внесены в Единый Реестр российских программ Минкомсвязи. Мы считаем разумным, чтобы не только госструктуры, но и коммерческие компании использовали программы, включенные в этот Реестр, потому что это – гарантия работы с надежными партнерами. На сегодняшний день мы имеем более 15 тысяч инсталляций терминального ПО на АЗС России и Восточной Европы, где наряду с топливными картами различных эмитентов и сетевыми картами лояльности принимаются карты всех крупных банковских платежных систем. Среди наших клиентов – ведущие российские нефтяные компании, которые у всех на слуху. 

Как ребятам, которые думают о собственном бизнесе, найти идею, которая еще не занята рынком и которая будет востребована?

Помню, в МИРЭА Лев Михайлович Твердин читал нам лекцию о том, как появляются нестандартные идеи. Бизнес – это идея, и в основном оригинальная. Если же вы используете ранее реализованную идею, то свою реализацию нужно довести до совершенства или, что еще лучше, привнести что-то такое, чего еще нет. В этом случае есть хороший шанс, что стартап будет развиваться, будет интересен рынку, и тогда его можно либо перепродать, либо развивать самому.

Если говорить о каких-то конкретных шагах, с чего начать стартап, то можно построить матрицу и написать все возможные идеи по горизонтали и все возможные средства реализации –  по вертикали. И затем все пересечения проанализировать. Какая-то из идей может на первый взгляд показаться даже бредовой, но вдруг тебя озаряет, и ты видишь ее прорывной характер этой идеи и ее реализации. Потом с этой идеей нужно провести несколько ночей, каждое утро шлифуя детали и, наконец, излагаешь все на страничке бумаги. Через пять дней с этой своей страничкой ты можешь подойти к другу, если он готов воспринимать что-то новое. Ты ему рассказываешь про свою идею, он говорит: «Нет, не то!», вы переписываете все по новой и получается уже две странички. Идете к третьему вашему другу – он тоже вносит «свои пять копеек». Нас было пятеро, и когда мы вот так «шлифовали» наши идеи, у нас на выходе появлялось оригинальное предложение потенциальному заказчику. Вообще, если честно, бизнес развивать трудно. Это можно сравнить с изнурительным марафоном. Если ты готов «зарядиться» на 25 лет, каждый выходной думать о бизнесе, брать несколько компьютеров в отпуск, если это не вызывает чувство отторжения сразу, то что-то может получиться. Плюс у вас должна быть «здоровая» настойчивость, готовность отвечать за свои слова и умение «держать удар». Если есть такие качества, то надо становиться бизнесменом.

У вас в компании работают студенты и выпускники из нашего вуза. Расскажите, пожалуйста, чем они занимаются. И каковы перспективы тех, кто хочет попасть в СКАНТЕК?

Владимир Сидоров в команде с самого начала, наш акционер, один из лучших специалистов в России по JAVA-апплетам.

Еще один выпускник МИРЭА, Алексей Боровков, наш ведущий разработчик терминального ПО, у него «за плечами» более 1 млн строк кода.

Два магистрата МИРЭА участвуют в разработке прикладного ПО для терминалов. Образования, полученного в МИРЭА, хватает, чтобы делать это профессионально.

Для тех, кто хочет попасть в «СКАНТЕК», могу сказать, что мы ждем от наших соискателей в первую очередь любви к программированию и высокой работоспособности. Если программирование – ваша родная стихия, то присылайте свое резюме. Наш технический директор Павел Чернов – выпускник МИФИ, но испытывает большое уважение к «школе МИРЭА».